ДомойДокументыКакие формы собственности существовали в римском праве

Какие формы собственности существовали в римском праве

Наши юристы подготовили самую важную информацию на тему: "Какие формы собственности существовали в римском праве" и тема была обширно раскрыта с профессиональной точки зрения. Если вы хотите получить дополнительную информацию, можете обратиться к нашему юристу

Право собственности

Понятие права собственности и его содержание

Римское право было системой права, построенного на частной собственности. Тем не менее римские юристы не оставили точного определения права собственности, но упоминали об основных правомочиях собственника. Собственнику принадлежало право пользования вещью (ius utendi), право распоряжения (ius abutendi), право извлечения плодов, доходов (ius fruendi). К элементам содержания права собственности можно добавить право владеть вещью (ius possidenti), право истребовать вещь из рук каждого се фактического обладателя (ius vindicandi). Этот перечень отдельных правомочий собственника не является и не может являться исчерпывающим. Однако право собственности не следует сводить к набору полномочий. Собственник оставался собственником и в отсутствие любого из этих полномочий. Так, если на земельный участок установлен эмфитевзис, то собственник будет лишен возможности распоряжаться вещью; собственность, обремененная узуфруктом, не приносит собственнику никаких выгод, пока узуфрукт не будет прекращен. Но особенностью собственности является ее способность восстанавливаться в полном объеме сразу же по прекращению конкуренции других вещных прав или снятию законодательных ограничений. Поэтому собственность можно понимать и как право господства над вещью, полного и исключительного. Принципиальным взглядом римских юристов было то, что собственник не имеет иных ограничений своей власти над вещью, кроме установленных законом в интересах сообщества собственников. К таким ограничениям можно отнести существовавшую еще по законам XII таблиц обязанность собственника допускать на свою землю соседа. Каждый из соседей должен был терпеть проникновение на свою землю дыма, пара и других immissiones с соседнего участка, если это вызывалось нормальным его использованием.

Развитие права частной собственности

Право собственности обозначалось в римском праве несколькими юридическими терминами: dominium и примерно с конца республиканского периода — proprietas. Термин dominium обычно дополняется словами ex iure quiritium, т. е. по праву квиритов, римских граждан.

Квиритская собственность могла принадлежать только полноправным римским гражданам или липам, наделенным ius commercii. Кроме римской правоспособности требовалось, чтобы вещь была способна к участию в римском обороте. Таковыми считались, прежде всего, вещи классифицируемые как res mancipi. К ним относились земли вокруг Рима, а затем и вообще италийские, рабы и скот. Собственность на эту категорию вещей могла быть установлена только с помощью специальных процессуальных действий манципации (mancipatio) или мнимого судебного спора (in iure cessio). Эти действия были доступны только для римских граждан-квиритов. В древнем праве собственность имела однородный характер. В классическую же эпоху, под определяющим влиянием изменений в характере экономических отношений, формы собственности разветвлялись с появлением ее новых видов. Это проявилось в смягчении формализма квиритской собственности и появлении более гибкой преторской собственности. Выделяется вступившее в широкий оборот право собственности перегринов, ставится вопрос о признании прав частных лиц на провинциальные земли. Отметим, что устарелое деление имущества на res mancipi и res пес mancipi и применение связанных с первой группой формальных и громоздких способов приобретения и отчуждения уже в период республиканского Рима воспринимались как обременительные препятствия для расширения хозяйственного оборота. Вспомним, что это период активных войн, расширения территории, присоединения новых земель и притока рабов. Как следствие, часть римских юристов, например, прокулианцы, настаивали на изъятии приплода крупного рогатого скота из категории res mancipi. чтобы облегчить сделки с этой категорией товара.

С другой стороны, собственники земель и рабов, отчуждая их на разных условиях платежа, срока, кредита, нередко ограничивались простой передачей вещи — traditio, откладывая совершение формальных действий mancipatio до выполнения условий или внесения платы. Отчуждатель res mancipi в этом случае формально оставался квиритским собственником и мог вернуть от приобретателя переданную ему вещь, как свою собственность. Только по истечении установленной законами XII таблиц приобретательской давности добросовестный приобретатель становится квиритским собственником. Помимо неуверенности в своем правовом положении приобретатель был лишен возможности искать защиты в случае пропажи или хищения.

Эта коллизия была разрешена в рамках imperium, предоставленному претору. Если квиритский собственник предъявлял иск об истребовании вещи от приобретателя, последний мог отклонить такое требование посредством возражения о продаже или передаче этих вещей — expectio rei venditae et traditae. В этом случае претор включал в формулу эксцепцию, которая обязывала судью отказать в иске, если будет установлено, что спорная вещь была передана ответчику по свободному волеизъявлению сторон и оплачена денежной суммой, о которой стороны договорились при совершении сделки. Право отчуждателя (истца) не отменялось, но становилось «голым», т.е. не обеспеченным юридической защитой. А приобретатель, хотя и не становился цивильным собственником, получал возможность прочно удерживать вещь в имуществе — in bonis. Отсюда родилось название бонитарной или преторской собственности. По истечении срока приобретательской давности бонитарный собственник становился цивильным.

С течением времени цивильному иску, внешне безупречному, могла быть противопоставлена экецспция об обмане (cxeptio doli), которая, если с ней соглашались, лишала силы формально правильный иск. Она относится к сделкам, совершенным под влиянием угроз или из нарушения слова, заверения, обещания, данного истцом по неформально заключенным договорам купли-продажи, займа и т.п. В случаях, когда обман, нарушение клятвы обнаруживались, никаких других оснований для отклонения иска уже не требовалось. Так возникает так называемая перемторная экецепция — возражение, основанное на факте, разрешающем правовую основу притязания, выраженного в иске.

Однако положение приобретателя продолжало оставаться не очень прочным, т. к. эти возражения не могли быть использованы, если приобретатель утрачивал вещь до истечения срока давности. Подать иск он не мог, поскольку не являлся цивильным собственником. В 70 г до н. э. эдикт претора Публициана установил, что приобретателю, не оформившему право собственности, предоставляется особый иск — actio in rem Publiciana (Публицианов иск). В формулу этого иска вводилась фикция, будто истец провладел давностный срок и приобрел право квиритской собственности на данную вещь.

Actio Publiciana давалась против любого истца, у которого оказалась вещь.

В классическом римском праве квиритская и бонитарная собственности существовали параллельно.

Вместе с развитием бонитарной собственности шло становление институтов права собственности перегринов и собственности на провинциальные земли.

Латины и Перегрины подчинялись в Риме праву своей родины. Доступ к римской собственности путем совершения сделок по праву народов (ius gentium) был открыт им в начальный период республики, главным образом, в области оборота движимых вещей. Предоставление права ius commercii означало право участия в обороте римлян и обозначалось как взаимное право купли — продажи. Приобретаемые Перегринами права защищались эдиктами перегринского претора с помощью фиктивных исков, где у истцов подразумевали свойства римского гражданина. Эти иски были направлены против частных нарушений права и влекли наложение штрафа.

Земли завоеванных Римом провинций считались собственностью римского народа — ager publicus. Обыкновенно ее делили на две части; одна считалась государственной собственностью, другая предоставлялась их бывшим владельцам, согласно их национальным законам и обычаям. Соответствующие законы выражали это формулой — habere passidere, uti frui liceto — пусть будет позволено владеть, пользоваться и извлекать плоды. Но по воле Рима они могли быть лишены предоставленного права пользования в любое время. Государственный фонд провинциальных земель использовался для наделения солдат-ветеранов, колонистов, но, главным образом, был захвачен представителями привилегированных сословий Рима — сенаторами и всадниками.

Во 2 в. н. э. владельцы провинциальных земель получают право узуфруктариев и владельческую защиту. Главным отличием провинциальной земельной собственности было то, что правовые отношения по поводу ее регулировались перегринским правом и за нее, в отличие от италийских земель, платили налог (vectigal).

По мере развития хозяйственного оборота и в связи с отмиранием деления вещей на res mancipi и res non mancipi, стиранием различий между цивильным правом и правом народов, распространением земельного налога на италийские земли многообразие видов права собственности стало неудобным. При Юстиниане происходит восстановление единого вида собственности — dominium ex iure Quiritum.

Согласно римскому праву далеко не каждая вещь могла быть предметом частной собственности, так же как и не всякая вещь, находящаяся в частной собственности, могла быть предметом распоряжения или договора. Так, например, текущая вода, как вечно изменяющаяся в своем составе, воздух, как неподдающийся обособленному обладанию, не состояли ни в чьей частной собственности, являлись «общими для всех вещами» (res omnium communes). Но в случае обособления (например, вода в бочке) они становились обычным предметом частной собственности.

Такие вещи, как яды, запрещенные книги, находясь в частной собственности граждан, не могли быть предметом оборота.

Кроме того, из сферы частной собственности были изъяты вещи, предназначенные для религиозных целей (храмы, жертвенники и пр.), признаваемые священными (городские стены, могилы и пр.), а также служащие государственным или общественным целям (крепости, дороги, театры и т.д.). Они считались изъятыми из оборота, а возможные сделки с некоторыми из них рассматривались не как акты частного права, а административные распоряжения.

Способы приобретения права собственности

Способы приобретения частной собственности делятся на первоначальные и производные. Первоначальным называется такой способ приобретения, при котором право приобретателя устанавливается независимо от предыдущего права на данную вещь. При производном способе приобретения право собственности основывается на праве предшествующего собственника, выводится из его права.

Практическое различие первоначальных и производных способов приобретения связано с применением к производному способу правила: «Никто не может передать другому больше прав, чем имел сам». При первоначальном же приобретении собственности «праводатель», ограниченность правомочий которого может отразиться на содержании прав приобретателя, отсутствует.

В древнейший период римского права при производном приобретении собственности на первом плане стоит манципация (mancipatio), представлявшая собой ряд формальных процессуальных действий. Для совершения обряда манципации требовалось присутствие собственника вещи и приобретателя, пяти свидетелей — совершеннолетних римских граждан, весовщика, держателя медных весов (необходимого элемента обряда), кусочка меди, как эквивалента оплаты, затем самой вещи, если она была движимой, или ее символа, если она была недвижимой (черепица от дома, кусок дерна с участка земли). По-видимому, присутствовал еще один человек, antistatus, но его роль до сих пор остается неясной. Приобретатель накладывал руку на приобретаемую вещь или ее символ и делал заявление, что эта вещь принадлежит ему по праву квиритов.

Обряд манципации был применим только к вещам категории res mancipi.

Другим способом, который был доступен исключительно римским гражданам и распространялся на res mancipi и res non mancipi было установление права собственности посредством мнимого судебного спора (in iure cessio). В этом случае собственник и приобретатель, захватив отчуждаемую вещь или ее символ, отправлялись к судебному магистрату. Приобретатель виндицировал вещь, т.е. делал заявление, что вещь принадлежит ему на праве собственности. Затем магистрат спрашивал отчуждателя, не будет ли он контрвиндицировать, т.е. возражать, что сам имеет право собственности. На что отчуждатель отвечал отрицательно либо молчал, как бы соглашаясь с заявлением приобретателя. Тогда магистрат присуждал вещь приобретателю, и он получал право собственности.

Наиболее распространенным способом приобретения права собственности была передача вещи (traditio). Как показывает сам термин, этот способ состоял в том, что прежний собственник предоставлял приобретателю фактическое господство над вещью, вручал ее. Передача могла установить квиритскую собственность только на неманципируемые вещи, к res mancipi она была неприменима. Позднее, как мы уже говорили, traditio ведет к образованию преторской собственности на манципируемые вещи. Но одной «голой» передачи вещи было недостаточно для возникновения права собственности. Необходима была воля на передачу права собственности, поскольку передача вещи в пользование, хранение, заклад предусматривает так же переход вещи к другому лицу, но без перехода права собственности. Воле должно сопутствовать какое-либо законное основание (iusta causa traditionis). Например, продавец дает вещь покупателю, а покупатель — деньги продавцу для исполнения договора купли-продажи (solvendi causa), или вещь дается в подарок (donandi causa), или в приданое (dotis constituendae causa) и т.д.

Римское право отчетливо разграничивало обязательственный договор об отчуждении вещи (куплю-продажу) и само отчуждение в смысле перехода права собственности (передачу вещи). Traditio так же была договором, так как предполагала соглашение между передающим вещь и принимающим, по договорам имеющим не обязательственные, а вещно-правовые последствия — переход права собственности. Если в этом отношении воля передающего и воля принимающего не соответствовала одна другой, traditio не могла привести к переходу права собственности от одного лица к другому.

Первоначальное приобретение права собственности связано, прежде всего, с ничейными вещами (res nulluis). В римском праве существовало правило, что вещь, не изъятая из оборота, но и не имеющая собственника, поступает в собственность того, кто первый ее захватит (occupatio) с намерением присвоить себе. Это происходит на охоте и рыбной ловле, поскольку дикие звери, птицы и рыбы, обитающие в реках и морях, являются nulluis in bonis. Приобретатель удерживает право собственности на них, пока они вновь не обретут естественную свободу. Посредством захвата приобретались в собственность вещи военного противника, а также вещи, брошенные собственником.

Брошенные вещи не надо смешивать с вещами потерянными и спрятанными. В каком случае вещь признавалась брошенной, а в каком потерянной или спрятанной, решалось в каждом случае индивидуально. Нашедший вещь обязан был принять меры к отысканию ее собственника. Все расходы, связанные с хранением вещи и отысканием собственника, нашедший был вправе возложить на последнего, но специального вознаграждения за находку римское право не предусматривало.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Работа психолога с детьми группы риска – Рабочая программа по психологии на тему: Программа работы психолога с детьми «группы риска» и их родителями

Спрятанные вещи вообще продолжали находиться в собственности того лица, которому они принадлежали до этого. Но если вещи спрятаны так давно, что установить и отыскать их собственника невозможно, они признавались кладом (ihesaums). В римском праве клад рассматривался как составная часть вещи, в которой он был спрятан. Обычно это была земля, а потому он принадлежал собственнику земли. Начиная со II в. н. э. клад стал признаваться принадлежащим в половине собственнику земли, в которой он был открыт, и в другой половине — лицу, открывшему клад.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Какая компенсация за отказ от льготных лекарств в 2021 году

Еще одним видом первоначального приобретения права собственности является приобретение по давности владения. Он заключался в признании собственности лица, фактически провладевшего вещью в течение установленного законом срока и при наличии определенных условий. Этот способ приобретения права собственности известен римскому праву еще с эпохи законов XII таблиц и обозначался термином usucapio.

В классическом праве институт приобретательской давности имел двойственный характер на основе различия цивильного права и права народов. В цивильном праве для установления права собственности по давности обладания было необходимо провладеть недвижимостью (земельным участком) два года, остальными вещами — один год, чтобы вещь не была краденой и изъятой из оборота.

В провинциальном эдикте появляется другой вид приобретательской давности, longi temporis praescriptio, назначение которого состояло в том, чтобы распространить действие давности владения по субъекту на перегринов, а по предмету — на провинциальные земли. Сроки этой давности были более продолжительными: 10 лет, если приобретатель и лицо, которое может утратить права, живут в одной провинции, и 20 лет, если эти два лица живут в разных провинциях.

При Юстиниане эти два вида давности объединяются. Условия приобретения права собственности по давности были установлены следующие: во-первых, необходимо владение вещью и. во-вторых, добросовестное (вор не может стать собственником ни при каких условиях). Затем владение должно иметь законное основание (iustus titulus), которое могло бы привести к приобретению права собственности само по себе, если не помешали какие-то внешние обстоятельства. Владение должно было продолжаться в отношении движимых вещей три года, а в отношении недвижимых — 10 и 20 лет, как и при сроке давности на провинциальные земли. И наконец, необходимо было, чтобы вещь была способна приобретаться по давности (res habilis). Такой способностью не обладали вещи, изъятые из оборота, краденые, даже если владелец был добросовестным, и некоторые другие вещи.

Серьезные разногласия по вопросу установления права собственности вызывали у римских юристов случаи спецификации (переработки) вещей, их смещения и соединения. Термин спецификация (specificatio) обозначал придание материи нового вида, создание из данного материала качественно новой вещи, например, мебели из досок, статуи из мрамора и т.д. Если материал и труд принадлежали одному лицу, то вопрос о собственности решался просто. Новая вещь принадлежала тому же лицу. Но если труд по переработке был приложен к чужому материалу, то тут возникали разногласия. В классическом праве представители сабиньянской школы считали собственником владельца материала, тогда как прокулианцы считали собственником изготовителя, правда он должен был оплатить использованный материал. При этом прокулианцы исходили из того, что при всей важности материала, новая вещь создается только благодаря новой форме, какая придана материи. Сабиньянцы же ведущую роль отводили материи.

В законодательстве Юстиниана было установлено, что если вещь можно возвратить в первоначальный вид, например, изготовленную из металла вазу переплавить в слиток металла, вещь принадлежит собственнику материала, если же это невозможно, например, изготовление мебели из досок, вещь поступает в собственность изготовителя, но при условии его добросовестности и с обязанностью вознаградить собственника материала в размере полученного обогащения.

В случае присоединения одной вещи к другой в качестве ее составной части она, в силу утраты самостоятельного существования, поступала в собственность того, кому принадлежала другая вещь. Например, бревно, использованное при возведении своего дома лицом, не имеющим на него права собственности, принадлежало собственнику строения, но он был обязан возместить собственнику бревна двойную его стоимость. Но если двойная стоимость не была получена, и бревно по какой-либо причине (пожар, перестройка) отделялось от здания — право собственности восстанавливалось.

В случае присоединения вещи к другой, как к основной вещи, право собственности на присоединенную вещь принадлежало собственнику основной вещи. Такого рода присоединения имели место, когда производились посевы, насаждения, возведение построек, которые рассматривались в Риме как часть земли (pars soli). Отсюда — правило, что строение поступает в собственность тому, кому принадлежит земля.

От составной части вещи необходимо отличать принадлежности главной вещи. Составная часть вещи не имеет самостоятельного существования, отчего на нее не может быть отдельного права собственности. Принадлежность вещи имеет самостоятельное физическое существование, но хозяйственно тяготеет к другой вещи, являющейся по отношению к ней главной. Например, земельный участок и сельхозинвентарь. Юридическое значение принадлежности заключалось в том, что если актом воли закона или управомоченных лиц не было установлено в конкретном случае отдельного права на принадлежностную вещь, то на нее распространялись те же правоотношения, какие установлены относительно главной вещи.

Смещение вещей представляло собой такое их соединение, когда нельзя было указать, какая из вещей поглотила другую. Смещение приводило к установлению права общей собственности лиц, имевших в собственности предметы, подвергшиеся смещению.

Утрата права собственности могла быть при физической или юридической гибели вещи, отказе собственника от этого права или в случае лишения права собственности без воли самого собственника при конфискации вещи, установлении права собственности по давности владения другим лицом и т. п.

Защита прав собственности

Этот иск предоставлялся собственнику для истребования вещи, владение которой им утрачено. Таким образом, сторонами в виндикационном процессе были в качестве истца — собственник, не имеющий фактического владения вещью, и в качестве ответчика — фактический обладатель вещи.

В некоторых случаях, ответчиком по виндикации могло быть лицо, вообще не обладающее вещью. Например, если лицо ввиду предстоящего виндикационного иска умышленно сбыло с рук находившуюся у него вещь, против него подавался виндикационный иск, как будто он владеет этой вещью (так называемый мнимый владелец, fictus possesior).

Предметом являлась вещь со всеми ее плодами и приращениями.

Ответственность по иску была неодинакова. Добросовестный владелец отвечал за состояние вещи со времени предъявления иска, издержки, необходимые для сохранения вещи, должны были возмещаться собственником.

Недобросовестный владелец отвечал за состояние вещи за все время обладания до предъявления иска, даже если с его стороны была допущена мелкая небрежность. За гибель вещи после предъявления иска он отвечал даже без наличия какой-либо вины. Он также должен был возместить стоимость плодов, которые могли быть получены от вещи при надлежащем использовании. Вору не возмещались никакие расходы на вещь.

Виндикационный иск предполагал доказательство истцом своего права собственности, а также того, что ответчик к началу процесса владеет вещью или является fictus posscsior. В виду того, что такое доказательство было нередко затруднительным, собственники прибегали к использованию иска Публициана, который требовал лишь доказательство добросовестности владения.

В случае, когда вещь оставалась у собственника, но кто-либо незаконным образом мешал осуществлению им своего права, применялся негаторный иск (actio negatoria), что буквально означает отрицание права ответчика на совершение таких действий.

Защита права собственности как с помощью виндикационного, так и негаторного исков, носила абсолютный характер, т.е. была направлена против любого нарушителя.

Общая собственность

В некоторых случаях одна вещь принадлежала не одному собственнику, а нескольким. Это отношение римские юристы так и называли — общность (communio). В современном гражданском праве в таких случаях говорят о праве общей собственности или сособственности (condominium). Хотя этот термин был известен и римским юристам. Общая собственность возникала, когда несколько лиц сообща приобретали или получали по наследству одну вещь, или в результате нерасторжимого смешения материалов создали одно новое тело, или общая собственность возникала в результате договора товарищества. Каждый из собственников обладал долей права собственности на всю вещь в целом. Каждый собственник мог независимо от других отчуждать свою долю, обременять ее узуфруктом или закладывать, присваивать в соответствующей доле плоды с нее, а также нес пропорциональную ответственность за ущерб, связанный с общей вещью. В случае, если он отказывался от своей доли права, то это автоматически увеличивало объем права других участников общей собственности. Так. например, отказ от прав одного из двух участников общей собственности приводил к тому, что второй получал право собственности в полном объеме.

Общая собственность осуществлялась всеми участниками совместно. Доли могли быть равными или неравными. Внесение изменения в вещь или в права на нее могли производиться только с общего согласия, причем большинство не имело преимущества перед меньшинством. Запрещение одного могло пресечь всякое нововведение остальных. Но при отсутствии возражения предложение одного из них имело полную силу. В этом смысле юристы говорили, молчание — это знак согласия.

Каждый из участников общей собственности имел право в любое время потребовать раздела общей собственности, для этого ему предоставлялся специальный иск actio communiti dividundo. Права общего собственника защищались против третьих лиц посредством виндикационного и негаторного исков.

Самые популярные

Последние записи