Home Документы Поправки в ст 228.1 ук рф в 2021 проект закона

Поправки в ст 228.1 ук рф в 2021 проект закона

0
1

Жанры статей

Жанр статьи зависит от «места» публикации. В печатных СМИ это интервью, журналистское расследование, обзорная, аналитическая и рекламная статья, репортаж с места событий и др. В интернет-изданиях характер жанров немного другой. Помимо «печатных», популярны «личный опыт», статья-совет, статья-тест, статья-тренинг.

Законопроект № 916965-7 вносит поправки в статьи 228.1 и 228.4 УК «в части незаконного сбыта» наркотиков и психотропных веществ или их прекурсоров, растений или частей растений, содержащих такие вещества. Правительство внесло его в Госдуму через год после резонансного задержания журналиста, первое чтение он прошел в июне 2020 года, второе — 15 декабря.

Новая редакция статьи предполагает, что дела возбуждать нельзя «при отсутствии данных об указанных средствах, веществах, растениях (о виде, массе, наименовании), а также достаточных данных, указывающих на их передачу другим лицам».

Левинсон напомнил, что внесенные в Уголовный кодекс изменения имеют обратную силу, если улучшают положение обвиняемых и осужденных, а изменения в УПК — нет. В любом случае «уже возбужденные дела, видимо, будут закрываться быстрее», полагает он. А г-н Брыкин в разговоре с «МК» уточнил, что «всё будет зависеть от момента совершения преступления и конкретных обстоятельств». Надо понимать так, что если события, которые стали основанием для возбуждения дела, были совершены до вступления нововведений в силу, расследование пойдет по старым правилам, а если после — то по новым.

Такое бывает в случае привлечения наркомана к административной ответственности за незаконное употребление зелья в общественных местах, например, в случае смерти от передозировки, или после ДТП, совершенного гражданином в состоянии наркотического опьянения.

Цель законопроекта — «защитить граждан от необоснованного уголовного преследования»,- считает Николай Брыкин («ЕР»), который вот уже несколько лет возглавляет созданную при думском Комитете по госстроительству и законодательству рабочую группу по совершенствованию правового регулирования борьбы с наркоманией.

Образование и финансовое состояние обычно играют небольшую роль. Потому что продается обучающая программа. А уже после того, как вы проходите платную обучающую программу, вы можете стать инвестором и вложить куда-нибудь свои деньги. Мошенников даже не смутит, если у вас отсутствуют деньги. Они предлагают брать кредиты даже на оплату первоначального обучения. После чего предлагают инвестировать кредитные же деньги. Впрочем, предпочтение отдается все-таки гражданам с личными накоплениями.

И чем больше вы просмотров набираете, тем больше вам заплатят. Заработок пассивный, поэтому количество отзывов, для получения видимого дохода, придется увеличивать в геометрической прогрессии. Но не переусердствуйте, если вы начнете писать отзывы буквально на все то, чем не пользовались, это вовремя будет замечено. И за подобное поведение можно просто лишиться аккаунта, его заблокируют.

Один из самых популярных проектов

Ну а пока остановимся на том, что компания уже в 2016 году столкнулась с проблемой ужесточения требований для детского контента. Одно дело назвать платформу детской. Совсем другой вопрос это регуляция контента только для детей одними лишь алгоритмами. Задача не самая простая, согласитесь. В поисковых системах для подобных проблем используются целые команде асессоров, которые вручную проверяют соответствие контента и правильность его разметки автоматическими алгоритмами.

Соответствующий правительственный законопроект о внесении дополнения в ст. 146 Уголовно-процессуального кодекса поступил в Госдуму. Планируется 1 ввести норму, которая запрещает возбуждать уголовные дела о преступлениях, направленных на сбыт наркотических, психотропных средств, а также их прекурсоров, растений их содержащих ( ст. 228.1, 228.4 Уголовного кодекса), если отсутствуют достаточные данные, указывающие на их передачу другим лицам, а также сведения о виде, массе и наименовании указанных средств, веществ, растений, то есть соответствующее заключение эксперта.

Сложившуюся практику возбуждения уголовных дел по признакам ст. 228.1 и ст. 228.4 УК РФ в отношении неустановленных сбытчиков наркотиков при отсутствии данных о самих наркотиках, о времени, месте и обстоятельствах их передачи авторы законопроекта считают неэффективной. В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что большая часть таких дел возбуждается по материалам дел об административных правонарушениях о незаконном потреблении наркотических средств, а также по делам о смерти граждан от передозировки или при ДТП. Так, в 2019 году из 25 720 уголовных дел, возбужденных в отношении неустановленных сбытчиков наркотиков, в суды направлены лишь 23 уголовных дела, из них по трем делам вынесены оправдательные приговоры. Ожидается, что принятие указанных мер усилит требовательность к правоохранительным органам в части проведения работы по противодействию незаконному обороту наркотиков и снизит коррупциогенные риски при возбуждении данной категории уголовных дел.

По новому законопроекту уголовные дела нельзя будет возбудить, если не будут указаны данные о наркотических веществах — их виде, массе и наименовании. Силовики не смогут просто обвинить человека в хранении или перевозке «неустановленных веществ». Также усложняется процедура доказывания сбыта — обвинить в этом преступлении можно будет только в случае сбора достаточных данных, которые укажут на передачу наркотиков от одного лица другому.

«Один на 20 миллионов». Киевский Антимайдан — организация титушек и похищения протестующих

Заседание по делу о похищении Игоря Луценко и Юрия Вербицкого в Бориспольском горрайонном суде задерживается уже на час. Обвиняемый Александр Волков все  это время читает материалы дела, общается с родственниками и друзьями. Группа поддержки у Волкова большая — заполнен весь зал. Последние ряды занимают крепкие, спортивного вида мужчины: они выходят по очереди курить, один из них на телефоне играет в нарды.

Полиция заводит в наручниках обвиняемого по другому делу и прокурорам Юлии Малашич и Алексею Донскому, а также зрителям на первых рядах приходится потесниться. В зал заходит адвокат, прокурор и появляется судья.

Все, кто пришел на заседание по делу Майдана, становятся невольными зрителями дебатов по делу о «неудавшейся краже»: обвиняемый признает вину частично — он действительно хотел украсть деньги из машины, но не вышло — его поймали. Дело рассматривают уже два года, и все это время мужчина провел под арестом. Приговор судья сообщит на следующем заседании.

Волков, который наблюдает за дебатами из «аквариума», находится в СИЗО немногим больше — два с половиной  года, его арестовали 29 июля 2017 года. Волкову грозит пожизненный срок за организацию титушек для противодействия протестам на Майдане в 2014 году, похищение и пытки активистов Игоря Луценко, Юрия Вербицкого и убийство последнего. В переводе на язык Уголовного кодекса — это пять статей: создание преступной организации с целью совершения тяжкого или особо тяжкого преступления (статья 255), незаконное лишение свободы (статья 146), пытки (статья 127), умышленное убийство (статья 115), незаконное воспрепятствование организации или проведению мирных собраний (статья 340).

При этом Волков не возглавляет иерархию титушек, хотя находится на одной из ее самых высоких ступеней. Следствие считает, что он действовал по поручению Александра Чеботарева — бизнесмена, президента черниговского ФК «Десна», и «криминального авторитета», который во время президентства Виктора Януковича контролировал предприятия «Укрспирта». Чеботарев, как и многие другие участники разветвленной сети титушек, c 2014 года скрывается в России.

По версии следствия, именно по приказу Чеботарева и при координации Волкова похитили активистов Майдана Юрия Вербицкого и Игоря Луценко из Александровской больницы в Киеве в ночь с 20 на 21 января.

Вербицкий не пережил ту ночь — он скончался от побоев и переохлаждения.  В руки титушек он попал фактически случайно: на Майдане от разрыва светошумовой гранаты получил ранение глаза, до больницы его подвез Луценко, которого там уже поджидали титушки. Информацию о его передвижении они получили от милиции, которая прослушивала телефон активиста. Разрешение на прослушку выдал Апелляционный суд Киева на основе поддельных рапортов. В сентябре 2016 года генпрокуратура объявила подозрение двум сотрудникам уголовного розыска милиции Константину Пащенко и Дмитрию Хизанову. Их обвинили в служебном подлоге и нарушении тайны телефонных разговоров. Их дело рассматривает сейчас Шевченковский райсуд Киева.

2 мая 2019 года в Бориспольском суде, где слушалось дело Волкова, допросили засекреченного свидетеля, который во время Майдана работал в структуре МВД. Его показания подтверждают связь организаторов титушек и правоохранителей.

«В январе 2014 года из-за своей профессиональной деятельности мне стало известно, что люди из окружения Алексея Чеботарева задержали каких-то участников Евромайдана. Последних пытались отдать правоохранительным органам, чтобы их задержали за якобы противоправные действия. Чеботарев звонил разным должностным лицам (в структуре МВД — Ґ ), правоохранителям, в частности мне. Он искал людей, сотрудников милиции, которые помогли бы ему арестовать задержанных его людьми участников Евромайдана», — сообщил в суде свидетель.

Чеботарев ему звонил с просьбой «оформить» двоих майдановцев через восемь часов после похищения Вербицкого и Луценко. После звонка они встретились, и Чеботарев сообщил, что его люди задержали активистов, но фамилий не назвал. На следующий день из оперативной информации свидетелю стало известно, что речь шла о  Луценко и Вербицком.

«Поэтому я понял: возможно, это те активисты (о которых говорил ему Чеботарев — Ґ )», — подтвердил свидетель в суде.

На координацию действий титушек и силовиков указывают данные о встречах Чеботарева в МВД, звонках между людьми Чеботарева и Виктором Зубрицким — медиа-менеджером и продюсером телеканала «112», которого привлек к противодействию протестным акциям глава МВД Виталий Захарченко.

«С учетом развитий событий — усиление противостояния на улице Грушевского в Киеве, в результате чего получали многочисленные телесные повреждения и работники милиции, и протестующие, возможно предположить, что Щинкин (подчиненный Чеботарева — Ґ ) и Зубрицкий предоставляли работникам из личной охраны Чеботарева указания по похищению Луценко и Вербицкого, и активно общались по телефонной связи», — делает выводы следствие.

Когда двое активистов подъехали к больнице, там уже дежурили несколько титушек. С ними Луценко встретился в коридоре офтальмологического отделения, куда привел раненого Вербицкого.

«Вижу, эти двое открыли двери кабинета, где находился Вербицкий. Закрыли, ушли обратно. Они меня спросили: «Это вы только что приехали?». Я понял, что мы в беде, сразу дал сигнал в Zello, о том, что на нас возможно будет нападение титушек, как можно скорее нужна помощь. Но я ошибся, подумав, что засада нас ждет на выходе из больницы. Ошибся, потому что думал, что в больнице более или менее безопасно», — говорил Луценко  на заседании 16 мая 2019 года.

Луценко и Вербицкого вытащили из больницы на улицу и затащили в припаркованный рядом микроавтобус. Активистов вывезли в лес, где титушки им устроили допрос. Похитители сначала спрашивали «базовую информацию», а потом требовали рассказать, кто финансирует и организовывает Майдан, формулирует требования и составляет планы протестующих.

«Допрос сопровождали «стимулирующим» избиением палками, ногами, руками. Думаю, не для того, чтобы нанести конкретные травмы, а комбинировали психологическое и физическое давление. У меня было ощущение, что нас там убьют. Пока нас вытягивали и ставили на колени, я успел спросить Вербицкого: «Скажи, как тебя зовут, хоть буду знать, если нас убьют». Он ответил, что Юра. Так и познакомились», — рассказывал Луценко в суде.

Вербицкого, как ему показалось, избивали особо жестоко: когда активистов снова посадили в микроавтобус, он был уже без сознания. Позже допрос и пытки продолжили уже в гараже. Луценко тогда натянули на голову пакет, обмотали скотчем, оставив только маленькую дырку возле носа. После окончания допроса к нему в комнату принесли человека — вероятно, Вербицкого.

«Я ничего не видел, но слышал, как этот человек тяжело и часто дышит, будто у него что-то в легких или вокруг шеи. Никаких звуков больше этот человек не издавал, потом его куда-то забрали», — свидетельствовал Луценко.

Его самого посадили в небольшой автомобиль и в сопровождении четырех человек  повезли в неизвестном направлении. По дороге пытались силой напоить коньяком и водкой, чтобы в случае смерти все выглядело так, будто он напился и замерз. Луценко сопротивлялся, говорил, что не пьет, и об этом знают его друзья и близкие. Машина остановилась где-то около леса. Луценко вытащили, поставили в снег на колени и уехали. Осознав, что остался один, избитый активист пошел искать дома и людей. После того, как ему удалось сообщить родным и друзьям, где он находится, его нашли и отвезли в больницу.

Тело Вербицкого нашли через восемь часов, после того как выкинули в лесу. Он лежал под дорожным знаком «Гнедин» — села в Бориспольском районе, с пакетом на голове, но, вероятно, приходил в себя — скотч был разорван. Медицинская экспертиза показала, что у него были сломаны 14 ребер и повреждены внутренние органы.

«Главные исполнители задержаны. Ключевой человек здесь, ранее судимый, 76 года рождения. Мастер спорта. Рецидивист фактически. И делал это, безусловно, не самостоятельно, а в связи со структурами, связанными с политическим руководством и правоохранительным руководством страны», — уточнил тогда Аваков, не называя фамилий.

Одним  из задержанных оказался Виктор Тындюк, которого следствие считает водителем группы «титушек». Он согласился дать показания, суд отправил его под домашний арест. В августе того же года, когда следствие завершилось, и дело передали в суд, Тындюк так и не появился на заседании. Накануне его жена обратилась в милицию с заявлением о похищении. Несколько месяцев спустя, прокуратура пришла к выводу, что это была инсценировка, хотя адвокат Тындюка заявлял, что его подзащитного похитили сами правоохранители.

В декабре 2019 года суд исследовал протокол следственного эксперимента с Тындюком. Он рассказал, что был водителем микроавтобуса, в котором находилось от шести до восьми человек. На местности он показал, куда именно привез похитителей, и как они зашли в больницу. Тындюк также назвал того, кто раздавал указания — Александр Тендит, который также был в группе похитителей. В свою очередь, ему по телефону поступали приказы от Владимира Неживова — начальника службы безопасности Алексея Чеботарева. В обвинительном акте по делу Волкова перечислены и другие титушки из группы похитителей Луценко и Вербицкого — всего 13 имен. Это «финансово зависимые от Алексея Чеботарева лица» — он платил им зарплату и обеспечивал жильем в Оболонском районе Киева.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Как правильно отказаться от поручительства по кредиту?

Несмотря на то, что имена похитителей были известны, до ареста Волкова в 2017 году в суд попало лишь одно дело — Александра Медведя, который также работал в структуре Чеботарева. Его задержали еще в 2014 году, но в суде дело застряло: подозрение  и обвинительный акт Медведю заново зачитали в феврале этого года. По версии следствия, Медведь наблюдал за обстановкой вокруг, когда похищали активистов из больницы. Медведь в суде подтвердил, что был охранником Чеботарева, но утверждал, что не знал о планах похищения майдановцев.

Остальные фигуранты дела объявлены в международный розыск. По данным следствия, все они успели сбежать в Россию или аннексированный Крым. Волков в течении трех с половиной лет оставался на свободе и находился при этом в Украине.

«Доказательства в отношении него получили после того, как Департамент специальных расследований взял эти уголовные производства по исполнителям и организаторам преступления, в мае 2017 года. В дальнейшем выяснили важное обстоятельство: 23 апреля 2014 года, когда двух других подозреваемых в совершении этого преступления задержали, на следующее утро, 24 апреля, Волков выехал на территорию России. В дальнейшем он то ли получил гарантии от приближенных к организаторам лиц, то ли узнал, что в предъявленных 23 апреля подозрениях не фигурирует. Поздно вечером того же дня он вернулся», — рассказывал в интервью «Радіо Свобода» прокурор Алексей Донской, который представляет обвинение в деле Вербицкого и Луценко.

Прокуратуру также заинтересовал номер телефона, с которого выходили на  связь с подозреваемыми в ночь похищения. Этот номер почему-то не стали проверять следователи МВД в самом начале расследования. Оказалось, что он принадлежит Волкову — этот же номер он оставлял, когда регистрировался доверенным лицом одного из кандидатов-самовыдвиженцев на повторных выборах в парламент по округу 223 в Киеве в ноябре 2013 года. Следствие обнаружило, что в качестве технических кандидатов тогда были зарегистрированы по меньшей мере семеро подозреваемых в деле о похищении Вербицкого и Луценко. Следователи собрали показания свидетелей, сравнили их с анализом телефонного трафика, перемещениями и связями с другими подозреваемыми в ту ночь.

Главный свидетель обвинения — Сергей Чемес, охранник в фирме «Пятый регион», директором по развитию которой был еще один организатор титушек — Юрий Крысин. Его дело по обвинению в противодействии протестным акциям не только в январе, но и феврале 2014 года рассматривает Дарницкий районный суд Киева. В 2018 году суд признал его виновным в еще одном деле о соучастии в убийстве журналиста издания «Вести» Вячеслава Веремия 18 февраля 2014 года.

В январе, когда похищали Луценко и Вербицкого, Крысина не было в Киеве — он отдыхал на Мальдивах. В его отсутствие бригадой руководили Чемес и Павел Бялай. Крысин при этом оставался на связи и координировал их действия по телефону.

Волков нанял титушек Крысина для преследования активистов. Чемес рассказал в суде, как трижды встречался с Волковым и Чеботаревым в то время. В первый раз — 20 января на Контрактовой площади. Тогда Волков поставил ему задачу собрать 400 титушек. Второй раз встреча произошла 21 января в офисе Чеботарева на Подоле, куда Чемес приехал с Бялаем, чтобы получить деньги и расплатиться со своими командами титушек — им обещали по 50 долларов в день. Там они встретили и Чеботарева. В третий раз Чемес виделся с Волковым вечером того же дня, когда Волков давал задание титушкам останавливать машины активистов Майдана. Когда Крысин вернулся с Мальдив, он встретился с Чеботаревым возле Киево-Печерской Лавры — бизнесмен был сильно недоволен тем, как поработала Крысинская бригада в отсутствие руководителя.  Тем не менее, Крысин получил за работу своих титушек 200 тысяч долларов. В тот же день у себя дома в селе Гатное Крысин заплатил Чемесу 15 тысяч долларов, а тот расплатился с другими титушками суммами от 800 гривен до 500 долларов.

Чемеса допрашивали в Бориспольском суде в ноябре 2018 года. Двумя месяцами ранее он пошел на соглашение со следствием: признал вину, дал показания и получил приговор со смягчением — вместо 10 лет, которые ему могли дать за пособничество в похищении, пытках майдановцев, хулиганстве и препятствованию мирным собраниям, он получил три года и три месяца тюремного заключения. После того, как Чемес вышел на свободу по «закону Савченко», он находился под круглосуточной охраной.

В декабре 2018 года в процессе по делу Волкова выступили еще несколько свидетелей — рядовые бойцы Дмитрий НечунаевАлександр Веремеенко и Виталий Чередник. Они рассказывали про общий сбор титушек на Подоле 20 января, где координаторы ставили им задачи задерживать майдановцев, и о пункте сбора антимайдановцев на Бориспольской. Чередник подтвердил, что знаком с Крысиным и Чеботаревым. Именно он забирал из офиса Чеботарева черенки от лопат и газовые баллончики для вооружения титушек.

В начале 2020 года суд продолжал слушать письменные доказательства — два десятка томов. Заседание 22 января перенесли — коллегия судей с председательствующим судьей Юрием Кабанячим заняты в другом процессе. Но быстро уйти им не удалось — в течении двух часов они решали вопрос о продлении меры пресечения Волкову. Обвинение опасается, что он может убежать, а также повлиять на дальнейшее следствие по большому делу о действиях титушек. Прокурор Донской терпеливо перечисляет все собранные доказательства вины Волкова: от свидетельских показаний до анализа трафиков телефонных разговоров с другими подозреваемыми, доказывающих синхронность их перемещений в ночь похищения.

Волков выглядит расстроенным и пытается убедить судью, что он как никто другой заинтересован получить справедливый приговор, и потому убегать никуда не собирается. По его мнению, за два с половиной года прокуратура так и не предоставила достаточно доказательств его вины.

«Мне иногда жалко прокурора Малашич, которая перекручивает, меняет предложения, чтобы хоть как-то освежить речь свою… Кстати, хочу спросить, вам не кажется, что мы постоянно в состоянии дежавю. Все, что они говорят каждый раз, каждые два месяца вращается по кругу все два с половиной года — мы слушаем одно и то же: телефонные звонки, Чемес, больше ничего нового нет», — иронизирует Волков в суде.

«Увидел декабрьский обмен (обмен заключенными между Украиной и Россией — Ґ ) по телевизору. Я себя поймал на мысли, что, насколько я понимаю, на всю страну, на 40 миллионов, под судом находятся по делам Майдана два человека — я и Бялай. То есть один человек на 20 миллионов», — говорит  Волков.

«Бялая я не знаю, — уточняет он. — Но вам не кажется, что это гримасы судьбы, что я человек, который ничего не сделал, никак не причастен к этому всему, нахожусь здесь. Один на 20 миллионов. Жена моя лежит уже год и три дня на Берковцах, а я здесь нахожусь два с половиной года. Не кажется вам, что человек, который сидит напротив, по фамилии Донской, должен за это понести наказание, по закону. Без вашей помощи я этого, естественно, не смогу добиться, потому что от вас мне нужно только одно: справедливый и честный приговор. Больше ничего от вас не надо».

За все время следствия и рассмотрения дела в суде Волков свою вину не признал и еще ни разу не давал показаний.

Контакты и информация

Сетевое издание “Ulpressa”

Адрес редакции:
432016 г. Ульяновск, ул. Спасская, 19/9
Телефон: 8(937)033-37-30
E-mail: [email protected]
Учредитель: Ежов Дмитрий Петрович
Главный редактор: Ежов Д.П.
Свидетельство ЭЛ № ФС77-74499 от 14 декабря 2018 года выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций